Виды инструментов разделяющего сигнализирования

Содержание:

Строительные инструменты — инструменты, используемые преимущественно при производстве строительных, монтажных и ремонтно-строительных работ.

Содержание

Общие сведения [ править | править код ]

Строительные инструменты делятся на ручные и механизированные. В промышленности рассматриваются также станочные инструменты (резцы, фрезы, сверла и т. п.), которые не относятся к специфическим строительным инструментам, а используются на заводах, строительной индустрии, на строительных базах, в мастерских и на заготовительных производствах.

Основными требованиями к строительным инструментам являются: безопасность, эффективность, экономия трудовых затрат, портативность, малый вес.

Большое значение придается безопасности производства работ с использованием строительных инструментов. Инструмент, применяемый в строительстве, промышленности строительных материалов и строительной индустрии, должен осматриваться не реже одного раза в 10 дней, а также непосредственно перед применением [1] .

Ручные инструменты [ править | править код ]

Имеется около 2000 отечественных стандартов (ГОСТ) на промышленные инструменты, значительная часть которых применяется в строительстве. Строительные инструменты часто классифицируют по видам работ, для которых они предназначены [2] [3] . В приведенную ниже классификацию не включены сменные вставки к инструментам (шлифовальные круги, ножовочные полотна и др.), вспомогательные материалы (наждачная бумага, масла и др.), технологические приспособления (леса, Подмостки и др.) и приспособления для охраны труда (каски, рукавицы, ограждения и др.).

Ручные инструменты для транспортировки грузов [ править | править код ]

Для переноски и подъёма строительных грузов могут использоваться носилки, тачки, тележки, ведра, коромысла, бадьи, короба и др., а также ручные лебёдки, домкраты, блоки, полиспасты. Следует учитывать, что для женщин нормы предусматривают подъём и перемещение тяжестей весом не более 10 кг, а при постоянной работе — 7 кг [4] .

Ручные инструменты для земляных работ [ править | править код ]

Эти инструменты являются одними из самых древних, используемых человеком. К ним относятся остроконечные и совковые лопаты, кирки, заступы, буры, ручные трамбовки, садовые вилы, грабли и др. Ручных земляных работ следует по возможности избегать, так как производительность труда при этом в десятки раз ниже, чем на механизированных земляных работах.

Ручные инструменты для слесарно-монтажных работ [ править | править код ]

Комплекты инструментов для слесарно-монтажных работ при изготовлении и монтаже строительных конструкций и деталей в принципе мало отличается от аналогичного набора в машиностроении. К таким инструментам относятся:

Ручные инструменты для сварки [ править | править код ]

Для электродуговой и газовой сварки применяют в основном не инструменты, а оборудование: сварочные выпрямители, трансформаторы, источники питания, сварочные агрегаты, ацетиленовые генераторы и др. К инструментам можно отнести электрододержатели, провода с соединительными муфтами и клеммами, зубила, молотки, плоскогубцы, разводные ключи, щётки, а для газовой сварки и резки — горелки и резаки.

Плотницкий и столярный инструмент [ править | править код ]

Плотницкое дело — одно из самых древних занятий на Руси. В отличие от него, столярное дело более молодое и более «тонкое» ремесло, посвящено изготовлению мебели, деревянных изделий, окон и дверей. Тем не менее, некоторые виды инструментов у них общие, так как сырьём является дерево. Среди инструментов можно назвать верстаки, стусла, рейсмусы, малки, угольники, гвоздодёры, топоры, долота, колуны, пилы и ножовки, коловороты, стамески, рубанки различных видов, киянки, лобзики, клюкарзы, церазики и др.

Ручные инструменты для отделочных и кладочных работ [ править | править код ]

Поскольку при каменной кладке, так же, как при отделочных работах, применяют строительные растворы, то некоторые инструменты на этих работах схожи. К ним относятся кельмы, мастерки, лопаты, прави́ла, угольники, отвесы, пистолеты для монтажной пены. Дальше начинаются различия: при каменной кладке применяют порядовки, расшивки, щвабровки. При штукатурных работах применяют шпатели, соколы, штукатурные лопатки, отрезовки, гладилки, скребки, тёрки и полутёрки.

Для иных отделочных работ (малярных, обойных, облицовочных, стекольных) применяют также ножи, щётки, малярные валики и кисти, плиткорезы, окрасочные пистолеты и краскопульты, стеклорезы, стеклодомкраты и др.

Измерительные приборы и приспособления [ править | править код ]

Ручные машины (механизированные инструменты) [ править | править код ]

Термин «Ручные машины» установлен ГОСТ 16436-70 [6] , хотя на практике гораздо чаще применяются термины «Механизированный инструмент» [7] , «малая механизация». Согласно этому ГОСТ, ручной машиной называется технологическая машина, снабжённая встроенным двигателем, при работе которой вес машины полностью или частично воспринимается руками оператора.

Привод ручных машин [ править | править код ]

Привод ручных машин может быть электрический, пневматический, реже гидравлический и от двигателя внутреннего сгорания. По способу передачи энергии привода на рабочий орган ручные машины могут быть:

  • фугальные (без преобразовательного механизма)
  • механические (с промежуточным преобразовательным механизмом)
  • компрессионно-вакуумные (с пневматическим ударником)
  • пружинные (с упругим звеном).

Двигатели внутреннего сгорания для механизированного инструмента применяются сравнительно редко, в основном когда нужна повышенная автономность работ: для бензопил, газонокосилок и т. п.

Исполнение и назначение ручных машин [ править | править код ]

По исполнению ручные машины могут быть прямые (у которого оси рабочего органа и привода параллельны или совпадают) и угловые (у которых оси рабочего органа и привода расположены под углом), а также реверсивные и нереверсивные. По регулированию скорости ручные машины могут быть односкоростные (нерегулируемые) и многоскоростные. По назначению ручные машины делятся на [6] :

  • сверлильные, включая ударно-вращательные
  • зенковальные, развальцовочные, развёртывающие
  • фрезерные
  • резьбонарезные
  • резбозавёртывающие, гайковёрты, шуруповёрты, шпильковёрты, муфтовёрты
  • шлифовальные
  • скобозабивные, гвоздезабивные
  • пилы и лобзики
  • ножницы, кромкорезы
  • шаберы, рубанки, бучарды
  • долбежники, бороздоделы, ломы, перфораторы
  • молотки, включая рубильные, клепальные, зачистные и отбойные
  • трамбовки

Хотя указанная классификация создана для машиностроения, большинство инструментов этих видов применяются также в строительстве, на монтажных работах, при заготовке строительных конструкций и деталей. В то же время в строительстве часто применяется дополнительные виды инструментов [8] :

Организация и экономика использования инструментов [ править | править код ]

Использование средств малой механизации является, как правило, высокоэффективным мероприятием, позволяющим снизить затраты ручного труда при минимальных затратах на технику. На передовых зарубежных и отечественных стройках стараются не применять трудовые операции без использования механизированного инструмента. В то же время на стройках необходимо обеспечивать сохранность инструмента и его работоспособность. Для рационального применения строительных инструментов разрабатываются нормативы потребности в инструменте, монтажной оснастке и средствах малой механизации, бригадные нормокомплекты инструмента и приспособлений, каталоги ручного и механизированного инструмента, альбомы монтажной оснастки и др. [9] .

При составлении сметных расценок на строительные и монтажные работы механизированный инструмент учитывается аналогично строительным машинам по количеству машино-часов, затрачиваемых на выполнение работ. Такие расценки можно найти в сметных справочниках [8] [10] . В то же время стоимость ручного инструмента учтена в накладных расходах строительной организации и отдельно не выделяется. В бухгалтерском учёте инструменты стоимостью до 40 000 руб. и сроком службы до одного года учитываются как материалы, без амортизации.

Продавцы качественных товар, неся потери от эффекта неблагоприятного отбора, стараются подавать сигналы покупателями. Данная стратегия борьбы с асимметрией информации называется сигнализирование.

Роль сигналов могут играть: реклама и имидж (высокие затраты на рекламу показывают серьезность намерений продавца), гарантии, документы о качестве, деловая репутация.

Для того чтобы сигналы эффективно выполняли свою функцию необходимо соблюдение двух условий:

— во-первых, необходимо, чтобы продавцу качественного товара было легко подать такой сигнал, а продавцу некачественного — трудно.
— во-вторых, покупатель должен знать о трудности подачи сигнала.

Вспомним рассмотренную нами модель рынка подержанных автомобилей: владельцам подержанных автомобилей их качество было известно, но покупатели должны были догадываться, каково оно. Как мы видели, эта асимметричная информация могла вызвать появление на рынке проблем; в некоторых случаях проблема неблагоприятного отбора могла иметь результатом чрезмерную немногочисленность сделок.

История, однако на этом не заканчивается. У владельцев подержанных автомобилей хорошего качества имеется стимул постараться донести до потенциальных покупателей тот факт, что предлагаемый ими автомобиль —хороший. Они хотели бы выбрать действия, сигнализирующие о качестве своего автомобиля тем, кто мог бы его купить.

В данном контексте одним из разумных сигналов могла бы стать гарантия, предлагаемая владельцем хорошего подержанного автомобиля. Она была бы обещанием заплатить покупателю некоторую заранее согласованную сумму в случае, если автомобиль окажется "лимоном". Владельцы хороших подержанных автомобилей могут позволить себе предложить такую гарантию, в то время как владельцы "лимонов" — не могут. Предоставление такой гарантии для владельцев хороших подержанных автомобилей является способом сигнализировать о том, что их автомобиль — хороший.

В данном случае сигнализирование помогает улучшить функционирование рынка. Предлагая гарантию, выступающую в роли сигнала, продавцы хороших автомобилей получают возможность выделиться по сравнению с продавцами плохих подержанных автомобилей. Однако имеются и другие случаи, в которых сигнализирование может ухудшить функционирование рынка.

Рассмотрим очень упрощенную модель рынка образования, впервые исследованную Майклом Спенсом 1 . Допустим, что у нас имеется два типа рабочих — способные и неспособные. Способные рабочие производят предельный продукт a23, а неспособные — предельный продукт a14, где a2 > a15. Предположим, что доля способных рабочих есть b, а доля неспособных — 1 — b.

Для простоты мы предполагаем, что производственная функция линейна, так что общий выпуск, производимый L26 способных рабочих и L17 неспособных рабочих, есть a1L1 + a2L28. Мы также предполагаем, что рынок труда является конкурентным.

Если бы качество рабочего было легко наблюдаемым, фирмы просто предложили бы способным рабочим заработную плату w2 = a29, а неспособным — заработную плату w1 = a110. Иными словами, каждому рабочему выплачивался бы его предельный продукт и мы имели бы эффективное равновесие.

Но что, если фирма не может наблюдать, каковы эти предельные продукты? Если фирма не способна разграничить два типа рабочих, лучше всего ей предложить рабочим среднюю заработную плату, которая есть w = (1 — b)a1 + + ba211. Пока оба рабочих — и хороший, и плохой — соглашаются работать за эту заработную плату, проблемы неблагоприятного отбора не возникает. И при сделанном нами предположении относительно производственной функции фирма производит такой же объем выпуска и получает столько же прибыли, как если бы тип рабочего был ей доподлинно известен из наблюдений.

Теперь, однако, предположим, что имеется некий характеризующий рабочих сигнал, который позволит разграничить два указанных типа рабочих. Например, предположим, что рабочие могут получить образование. Пусть e112 — количество образования, полученное рабочими типа 1, и e213 — количество образования, полученное рабочими типа 2. Допустим, что издержки получения образования у рабочих различны, так что общие издержки образования для способных рабочих есть c2e214, а общие издержки образования для неспособных рабочих — c1e115. Эти издержки должны включать не только издержки на посещение школы в долларах, но и альтернативные издержки, издержки требуемых усилий и т.п.

Теперь нужно рассмотреть два решения. Рабочие должны решить, какое количество образования получать, а фирмы — сколько платить рабочим с различным уровнем образования. Примем крайнюю предпосылку о том, что образование совсем не влияет на производительность рабочего. Разумеется, в реальной жизни это не так (особенно в том, что касается изучения экономической теории), но данная предпосылка позволяет упростить модель.

Оказывается, природа равновесия в этой модели зависит главным образом от издержек получения образования. Предположим, что c2 a118 и что c2 c2e*,

и благодаря выбору e* это условие выполняется 37.

Следовательно, данная структура заработной платы в самом деле является равновесной: если каждый способный рабочий выбирает уровень образования e*38 и каждый неспособный рабочий выбирает нулевой уровень образования, ни у одного из рабочих нет причин изменить свое поведение. Вследствие принятой нами предпосылки о различиях в издержках образовательный уровень рабочего может в равновесии служить сигналом различий в производительности. Этот тип сигнализирующего равновесия иногда называют разделяющим равновесием, так как при этом равновесии рабочий каждого типа производит выбор, позволяющий ему отделить себя от рабочих другого типа.

Другой возможностью является объединяющее равновесие, в котором рабочий каждого типа делает одинаковый выбор. Например, предположим, что c2 > c139, так что издержки получения образования для способных рабочих выше, чем для неспособных. Можно показать, что в этом случае единственное равновесие предполагает выплату всем рабочим заработной платы, основанной на их средних способностях, и поэтому никакого сигнализирования не происходит.

Особый интерес представляет разделяющее равновесие, поскольку, с общественной точки зрения, оно неэффективно. Каждый способный рабочий считает, что в его интересах заплатить за "приобретение сигнала" несмотря на то, что это совершенно не меняет его производительности. Способные рабочие хотят "обзавестись сигналом" не потому, что он делает их более производительными, а просто потому, что он отличает их от неспособных рабочих. В точке сигнализирующего (разделяющего) равновесия производится совершенно такой же объем выпуска, какой производился бы, если бы сигнализирования не было вовсе. В этой модели, с общественной точки зрения, приобретение сигнала есть напрасная трата средств.

Имеет смысл задуматься о природе этой неэффективности. Как и раньше, она возникает из-за внешнего эффекта. Если бы и способным, и неспособным рабочим платили зарплату, равную их среднему продукт, заработная плата способных рабочих из-за наличия неспособных рабочих оказалась бы более низкой. Поэтому у них имелся бы стимул вкладывать средства в сигналы, которые отличали бы их от менее способных рабочих. Эти инвестиции приносят частную выгоду, но не приносят выгоды общественной.

Конечно, сигнализирование не всегда приводит к неэффективностям. Некоторые типы сигналов, такие, как описанные выше гарантии на подержанные автомобили, помогают облегчить торговлю. В таком случае равновесие с сигналами предпочитается равновесию без сигналов. Итак. сигнализирование может и улучшать, и ухудшать дело; каждый случай сигнализирования должен рассматриваться сам по себе.

ПРИМЕР: Эффект овечьей шкуры

В рассмотренной выше крайней форме модели образования как сигнала образование не оказывает влияния на производительность: годы, проведенные в школе, служат лишь сигналом постоянных способностей индивида. Это явное преувеличение: студент, после 11 лет обучения в школе, почти наверняка более производителен, чем прошедший 10 лет школьного обучения, поскольку за дополнительный год он приобрел еще какие-то полезные навыки. Предположительно, часть людей стремится получить школьное образование из-за сигнализирования, а часть — из-за того, что в школе можно приобрести полезные навыки. Как можно разделить эти два фактора?

Те экономисты, специализирующиеся в области экономики труда, которые изучали возврат к получению образования, наблюдали следующий наводящий на размышления факт: заработки людей, окончивших среднюю школу, много выше доходов людей, проучившихся в средней школе только 3 года. По данным одного исследования, окончание средней школы увеличивает заработки в 5—6 раз по сравнению с тем увеличением заработков, которое дается обучением в средней школе в течение одного года, не имеющим своим результатом ее окончание. Такой же скачок в заработках имеет место и для людей, окончивших колледж. Согласно одной из оценок экономическая отдача на 16-м году обучения примерно в три раза выше, чем на 15-м 1 .

Если образование дает производительные навыки, вполне можно ожидать, что людям, за плечами которых 11 лет обучения, должны платить больше, чем людям с 10-летним образованием. Удивительно, что существует огромный скачок в заработках, связанный с окончанием средней школы. Экономисты назвали его эффектом овечьей шкуры, имея в виду тот факт, что дипломы часто писались на овечьих шкурах. Предположительно, окончание средней школы является своего рода сигналом. Но сигналом чего? В описанной ранее модели образования как сигнала достижения в области образования были сигналом способностей. Об этом ли сигнализирует окончание средней школы? Или о чем-то другом?

Эндрю Уэйсс, экономист из Бостонского университета, попытался ответить на эти вопросы 2 . Он просмотрел множество данных, описывающих то, как рабочие производят сборку оборудования, и смог получить меру выпуска, производимого ими в течение первого месяца работы на данном рабочем месте. Им было установлено, что влияние образования на выпуск очень невелико: каждый год образования в средней школе, согласно рассмотренным им данным, увеличивал выпуск рабочего примерно на 1,3 %. Более того, выпускники средней школы, по существу, производили тот же самый объем выпуска, что и невыпускники. Образование явно внесло лишь незначительный вклад в первоначальную производительность этих рабочих.

Затем Уэйсс ознакомился с другим множеством данных, описывающим различные характеристики рабочих по ряду специальностей. Он установил, что для выпускников средней школы характерен существенно более низкий процент увольнений и абсентеизма, чем для невыпускников. Создается впечатление, будто выпускники средней школы получают более высокую заработную плату потому, что они более производительны; однако причина их более высокой производительности заключается в том. что они дольше работают на данной фирме и имеют меньше пропусков рабочих дней. Сказанное позволяет предположить, что модель образования как сигнала помогает понять процессы, происходящие на реальных рынках труда. Однако фактический сигнал, посылаемый достижениями в области образования, значительно сложнее, чем тот, который предполагается простейшей версией модели образования как сигнала.

Отправить ответ

  Подписаться  
Уведомление о
Adblock
detector